По приемлемой цене: как живет бизнес в период коронавируса

Чтобы составить представление о  том, как  чувствует себя сегодня малый бизнес, мы прогулялись по  небольшим торговым точкам и  офисам недалеко от  центра Архангельска и  пообщались с  теми, кто  там работает.

Прошлогодний сентябрь на  полках

«Привокзалка» сегодня просто «кишит» народом, но  в  торговых центрах в  районе железнодорожного вокзала пусто. Продавец кожгалантереи Ирина Сорокина рассказывает, что  в  ТЦ, где она работает, некоторые из  отделов уже съезжают, так как  нечем платить за  аренду, да  и  среди оставшихся есть те, кто  принял решение закрываться, просто тянут до  сентября в  надежде распродать товар.

— Покупатель идёт вяло, – рассказывает Ирина. – Можно сказать, его практически нет: один-два человека в  день, хотя мы находимся в  оживлённом месте.

Она считает, что  дело не  только в  сезоне: сказывается то, что  у  многих упал доход.

— Раньше к  нам часто заходили, просто прогуливаясь, – поясняет Ирина. – А  теперь спонтанных покупателей не  стало. Люди заходят, только когда нужно купить что‑то  конкретное.

Продавец в  отделе детской и  взрослой одежды Раиса Николаева рассказывает, что  впервые не  закупали школьное к  сентябрю: белые блузки и  рубашки, что  вывешены на  продажу, – это остатки с  прошлого года.

Во-первых, непонятно вообще, будет  ли спрос, во‑вторых, на  закупку нет денег, объясняет Раиса: не  работали с  марта по  конец июня. Теоретически могли  бы не  закрываться, так как  торгуют «разрешёнными» детскими товарами, но  на  практике выбора не  было: торговый центр, где арендуют помещение, «был полностью перекрыт». И  скидки сегодня – потому что  хозяйка хочет совсем закрыться.

В  другом отделе одежды продавец, представившаяся Надеждой, рассказывает, что  покупатели стали иначе реагировать на  цены: то, что  раньше считалось «недорого», теперь кажется «дорого».

— А  скидок мы сделать не  можем, – говорит Надежда. – Хорошо хоть, летний товар успели закупить, повезло, а  то  многие вынуждены торговать остатками. Ранней весной хозяйка ездила на  отдых за  границу, поэтому была среди тех, кто  раньше других почувствовал, к  чему всё идёт. Она успела съездить за  товаром в  Москву, пока поставщики-китайцы не  закрыли склады и  не  уехали. Конечно, сначала обидно было, что  закупились – и  почти сразу закрылись. Но  зато сейчас вышли и  работаем, и  за  товаром теперь ехать только в  сентябре.

— К  тому  же выручает месторасположение: рядом железнодорожный и  авто- вокзалы. Независимо от  эпидемиологической обстановки, люди из  районов всё равно едут по  необходимости в  Архангельск и  заходят по  пути за  покупками. У  нас есть ещё  отдел в  центре города, так вот там  сейчас с  продажами совсем плохо.

Появились бедные молодые

Заглядываю в  маленькую швейную мастерскую под  вывеской «Пошив и  ремонт»: возможно, люди стали больше беречь старые вещи и  такие мастерские выиграли? Однако застаю хозяйку у  молчащей швейной машинки.

— Я, можно сказать, так и  не  открылась до  конца: работаю по  сокращённому графику, прихожу на  несколько часов в  день, так мало заказов, – рассказывает хозяйка, представившись Ларисой. – Причём заказов на  пошив одежды почти не  стало – ходят только ремонтировать. И  народ ходит бедный. Причём появились бедные молодые. Теперь все сначала спрашивают, сколько будет стоить услуга, и  только потом заказывают, хотя раньше такого не  было, многие заказывали «не  глядя».

А  ещё, по  словам Ларисы, появились клиенты, каких раньше не  было: люди покупают в  магазинах одежду, которая не  очень хорошо сидит, но  дешёвая, и  приходят подгонять её под  себя. Это выходит дешевле, чем  шить на  себя «с  нуля». Такой компромисс.

— Думаю, придётся закрываться, ведь доход небольшой, а  аренду всё равно приходится платить почти в  прежнем объёме: скидку дали совсем незначительную, – подытоживает владелица мастерской.

А  вот хозяин отдела комиссионных товаров Валерий Штыхин говорит мне, что  уверен в  том, что  его бизнес выживет. Для  него это лето не  отличается от  предыдущих.

— Я  для  себя статистику веду: у  меня объёмы продаж те  же. А  сдавать люди идут даже больше, чем  обычно бывает в  этот период. Особенно это было заметно, когда я  только открыл отдел после перерыва: многие сидели на  самоизоляции, и  у  них появилось время разобрать вещи. Знаю, что  некоторые комиссионные отделы уже не  принимают на  реализацию – размещать некуда, – рассказывает Валерий.

В  то  же время как  предприниматель пострадавшей отрасли он получил компенсацию от  государства за  апрель и  май – «не  так много, но  всё‑таки». А  его арендодатель пересмотрел сумму аренды. Валерий говорит, что  для  него понижение оказалось существенным.

— Два кризиса – в  2008‑м и  2014‑м – я  уже пережил. Переживу и  этот, – уверен предприниматель.

Своя ниша

Директор агентства наружной рекламы Артём Бабий говорит, что  положение дел в  последние годы было и  без  коронавируса непростым: такой бизнес, как  у  него, – прибыльный во  всём мире, кроме России. А  пандемия и  очередное падение рубля его усугубили.

— В  России плёнку для  наружной рекламы не  производят, она вся – из‑за  границы, а  рубль обесценивается. Пять лет назад мы покупали рулон плёнки за  2,5 тысячи рублей. Продавали её, уже отпечатанную, по  450 рублей за  квадратный метр. А  сейчас покупаем рулон за  9,5 тысячи рублей и  продаём отпечатанную по  350 рублей за  метр, – рассказывает Артём. – Фактически работаем только на  аренду и  налоги. В  последние года два это стало вообще нестерпимо, поэтому постоянно ищу какие‑то  подработки. И  давно  бы уже надо закрыться, но  мы все ждём, что  что‑то  в  стране поменяется. Сегодня клиентов «с  улицы» почти нет – остались постоянные заказчики.

У  кассы в  отделе радиотоваров и  запчастей на  Воскресенской тоже преимущественно постоянные покупатели, причём целая очередь. Те, кто  регулярно сюда заглядывает, знают, что  это обычная картина, и  до  коронавируса, и  с  ним.

Но  продавец говорит, что  покупок меньше, и  доходы, естественно, упали.

— Ведь мы, прежде всего, работаем на  заказ и  раньше возили детали минимум раз в  месяц, а  тут сразу три месяца сидели без  поездок. Конечно, какие‑то  запасы были, но  далеко не  всего хватило. А  некоторых деталей даже в  Москве нет до  сих пор: Митино, крупнейший московский радиорынок, открылся лишь полтора месяца назад, – поясняет она.

— Впрочем, число покупок у  нас снижалось и  раньше, без  всякого коронавируса, – добавляет продавец. – Сказывается то, что  меняются поколения: раньше паять умел каждый мальчишка, а  теперь не  хотят ремонтировать, хотят сразу новое.

— Так, может быть, пришло время перепрофилироваться? – спрашиваю я.

— Не  надо! – вступает в  разговор один из  покупателей. – Они  же – единственный магазин в  Архангельске, где можно заказать деталь. Самому из  Китая заказывать – ждать три месяца, да  ещё  пришлют не  то, а  тут – придёшь, выберешь, нет нужной – закажешь.

— Они без  нас не  выживут, – кивает продавец на  радиолюбителя. – Поэтому какие перспективы? Работать дальше в  своей нише.

Надеется на  постоянных покупателей и  продавец отдела элитной бижутерии из  Европы Елена. Она рассказывает, что, когда активное обновление коллекций прекратилось, спрос стал падать: покупатели, а  в  основном это постоянные клиенты, ждали нового, а  новые коллекции продолжала выпускать только Норвегия. Елена рассчитывает, что  вместе с  новинками придёт и  оживление. Новинки смогли привезти только недавно.

Впрочем, хозяйка отдела Ирина Вересова рассказывает, что  сегодня логистика доставки такова, что  любой подобный бизнес работает на  выживание.

— Мы все оказались в  одинаковом положении, когда не  знаешь, что  будет дальше и  что  с  этим делать. Многие производители бижутерии даже не  стали обновлять коллекции, – говорит Ирина. – И  в  нашей ситуации прогнозы бесполезны, надо просто подстраиваться и  искать другие методы работы.

А  продукты – без  перебоев

Тревожатся даже те, кто  торгует продуктами, только, кажется, всё‑таки в  меньшей степени, по  крайней мере, в  меньшей – из‑за  ситуации с  коронавирусом.

— Спрос на  уровне прошлого лета, в  основном ходят одни и  те  же, «свои» покупатели, – рассказывает мне продавец за  прилавком отдела сыров и  молочной продукции Людмила. – И  ассортимент тот  же, что  и  всегда: работаем как  с  местными производителями, так и  с  привозной продукцией. На  поставках ситуация с  коронавирусом не  сказалась: перебоев не  было. А  спад спроса идёт все последние годы, только он не  связан с  коронавирусом: лет десять-пятнадцать назад у  нас стояли очереди, потому что  мы торговали этой продукцией одни, а  теперь почти тот  же ассортимент – во  многих магазинах. К  тому  же пришли федеральные сети.

— К  счастью, паника из‑за  коронавируса продолжалась недолго: покупателей не  было около месяца, а  потом народ «оттаял», да  и  подустал от  самоизоляции. Поэтому ситуация последних месяцев коснулась нас по  выручке не  так, как  многих, – сообщила продавец другого отдела продуктов по  имени Любовь.

Любовь Сыровенко, заместитель генерального директора по  коммерческим вопросам и  маркетингу управляющей компании «Агрохолдинг Белозорие», пояснила:

— Молочные продукты относятся с  масс-маркету. Первые месяцы пандемии ощущался спад продаж – закрылись бюджет и  предприятия сегмента сферы услуг. Это 15 процентов от  общего объёма. Люди сократили количество посещений магазинов, снизился трафик. В  летние месяцы, когда обычно идёт сезонное снижение продаж – так называемый «ковш», наши продажи в  плане. Во-первых, видимо, многие отказались от  отпусков и  проводят их  дома, во‑вторых, «устали бояться», посещение магазинов стабилизировалось. Ждём восстановления работы бюджетных организаций, кафе, ресторанов. Кстати, все наши запланированные новинки были выведены в  срок – ложковые йогурты «Радостино» в  стаканчиках, сыр «Пряный Кнолле» «Белозорие».

При  любых обстоятельствах, хотя  бы время от  времени людям хочется не  просто купить повседневный набор продуктов, но  и  порадовать себя. Устроить хотя  бы небольшой праздник. Так что  выиграет также тот производитель, который сумеет предложить и  такой продукт. По  приемлемой цене, разумеется…

Елена ХЛЕСТАЧЕВА

Новости соседних регионов по теме:

Фото: «Брянские новости» В большинстве брянских магазинов уже махнули рукой на покупателей, которые заходят без масок, хотя это ограничение никто не отменял.
06:53 30.07.2020 Газета Брянские новости - Брянск
 
По теме
Понятно, что все мы – и чиновники от здравоохранения, и врачи, и пациенты – проходим пандемию впервые, и обстоятельства, в которых люди обращаются за помощью, самые разные, а картина заболевания не всегда однозначна.
Страховые выплаты за заражение COVID-19 на работе получили свыше тысячи медиков Поморья.
На 699 километре трассы М-8 загорелась баня - ИА Двина-Информ Пожар вспыхнул на территории села Низовское под Вельском. В муниципальное образование «Низовское» со столицей в Теребино входят семь деревень и 562 жителя.
ИА Двина-Информ
Страховые выплаты за заражение COVID-19 на работе получили свыше тысячи медиков Поморья - Газета Вельские вести По данным на 20 октября 2020 года, осуществлено 1 055 выплат сотрудникам медицинских организаций Архангельской области, заразившимся новой коронавирусной инфекцией при исполнении трудовых обязанностей.
Газета Вельские вести
Фото В. Королёва - Газета Вельские вести Фото В. Королёва В Районном культурном центре состоялось одно из главных событий сезона – награждение финалисток конкурса «Женщина года».
Газета Вельские вести
Почему мы отдаем мошенникам деньги? - Администрация г.Северодвинска    УМВД России по Архангельской области проведёт вебинар. В 2020 году жители региона добровольно перевели мошенникам 327 миллионов рублей.
Администрация г.Северодвинска